Гоголь Николай Васильевич

Гоголь Николай Васильевич

собрание сочинений Gatchina3000.ru



В начало





 

Николай Гоголь

Выбранные места из переписки с друзьями

Чтение русских поэтов перед публикою



			Оглавление 'Переписка с друзьями'







V
     ЧТЕНИЯ РУССКИХ ПОЭТОВ ПЕРЕД ПУБЛИКОЮ
     (Письмо к Л**)

     Я рад, что наконец начались у нас публичные чтения  произведений  наших
писателей. Мне уже писали об этом  кое-что  из  Москвы:  там  читали  разные
литературные современности, а в том числе и мои повести. Я думал всегда, что
публичное чтение у нас необходимо.  Мы  как-то  охотней  готовы  действовать
сообща, даже и читать; поодиночке из нас  всяк  ленив  и,  пока  видит,  что
другие не тронулись, сам не тронется. Искусные чтецы должны создаться у нас:
среди  нас  мало  речистых  говорунов,  способных  щеголять  в   палатах   и
парламентах, но много есть людей, способных всему  сочувствовать.  Передать,
поделиться ощущеньем у многих обращается даже в страсть, которая  становится
еще сильней по мере того, как живее начинают  замечать  они,  что  не  умеют
изъясниться словом (признак  природы  эстетической).  К  образованью  чтецов
способствует также и язык наш, который как бы создан для  искусного  чтения,
заключая в себе все оттенки звуков и самые смелые переходы  от  возвышенного
до простого в одной и той же речи. Я даже думаю,  что  публичные  чтенья  со
временем заместят у нас спектакли. Но я бы  желал,  чтобы  в  нынешние  наши
чтения избиралось что-нибудь истинно  стоящее  публичного  чтения,  чтобы  и
самому чтецу не жаль  было  потрудиться  над  ним  предварительно.  В  нашей
современной литературе  нет  ничего  такого,  да  и  нет  надобности  читать
современное. Публика его прочтет и без того, благодаря  страсти  к  новизне.
Все эти новые повести (в том числе и мои) не так важны, чтобы сделать из них
публичное чтение. Нам  нужно  обратиться  к  нашим  поэтам,  к  тем  высоким
произведениям   стихотворным,   которые   у   них   долго   обдумывались   и
обработывались в голове, над которыми и чтец должен поработать  долго.  Наши
поэты до сих пор почти неизвестны публике. В журналах о них говорили  много,
разбирали их даже весьма многословно,  но  высказывали  больше  самих  себя,
нежели разбираемых поэтов. Журналы  достигнули  только  того,  что  сбили  и
спутали понятия публики о наших поэтах, так что в глазах ее личность каждого
поэта теперь двоится, и никто не может представить  себе  определитель  -но,
что такое из них всяк в существе своем. Одно только  искусное  чтение  может
установить о них ясное понятие. Но, разумеется, нужно,  чтобы  самое  чтение
произведено было таким чтецом, который способен передать  всякую  неуловимую
черту того, что читает. Для этого не нужно быть  пламенным  юношей,  который
готов сгоряча и не переводя  духа  прочесть  в  один  вечер  и  трагедию,  и
комедию, и оду, и все что  ни  попало.  Прочесть  как  следует  произведенье
лирическое - вовсе не безделица, для этого нужно долго  его  изучать.  Нужно
разделить искренно с поэтом высокое ощущение, наполнявшее  его  душу;  нужно
душой и сердцем почувствовать всякое слово его - и тогда  уже  выступать  на
публичное его чтение. Чтение это будет вовсе  не  крикливое,  не  в  жару  и
горячке. Напротив, оно может быть даже очень спокойное, но  в  голосе  чтеца
послышится  неведомая  сила,  свидетель  истинно-растроганного   внутреннего
состояния. Сила эта сообщится всем  и  произведет  чудо:  потрясутся  и  те,
которые не потрясались никогда от звуков поэзии. Чтенье наших  поэтов  может
принести много публичного добра. У них есть много  прекрасного,  которое  не
только совсем позабыто, но даже оклеветано, очернено, представлено публике в
каком-то низком смысле, о котором и не помышляли  благородные  сердцем  наши
поэты. Не знаю, кому принадлежит мысль - обратить публичные чтения в  пользу
бедным, но мысль эта прекрасна. Особенно это кстати теперь, когда так  много
страждущих внутри  России  от  голода,  пожаров,  болезней  и  всякого  рода
несчастий.  Как  бы  утешились  души  от  нас  удалившихся   поэтов   такому
употреблению их произведений!

1843