Гоголь Николай Васильевич

Гоголь Николай Васильевич

собрание сочинений Gatchina3000.ru



В начало





 

Николай Гоголь

Выбранные места из переписки с друзьями

Просвещение



			Оглавление 'Переписка с друзьями'





XVII
     ПРОСВЕЩЕНИЕ
     (Письмо к В. А. Ж.......му)
     Еще раз пишу к тебе с дороги. Брат, благодарю за все! У  гроба  господа
испрошу, да поможет мне отдать тебе хотя часть того  умного  добра,  которым
наделял меня ты. Веруй, и да не смущается твое сердце! В Москву ты приедешь,
как в родную свою семью. Она предстанет тебе желанной  пристанью,  и  в  ней
будет покойнее тебе, нежели здесь. Ни пустой шум суеты, ни гром  экипажа  не
смутит тебя: объедут бережно и улицу, в которой ты будешь жить. Если  кто  и
приедет тебя навестить,  старый  ли  друг  твой  или  же  дотоле  незнакомый
человек, он станет вперед просить не отдавать ему  визита,  боясь,  чтобы  и
минута твоего времени не пропала. У нас умеют  и  даже  знают,  как  почтить
того, кто сделал целиком свое  дело.  Кто  так  безукоризненно,  так  честно
употреблял все дары свои, не давая задремать своим способностям,  не  ленясь
ни минуты во всю жизнь свою, кто  сохранил  свежую  старость  свою,  как  бы
молодость, в то время как все вокруг ее истратили на пустые соблазны и когда
молодые  превратились  в  хилых  стариков,  тот  имеет  право  на   вниманье
благоговейное. Как патриарх ты будешь в Москве, и на вес  золота  примут  от
тебя юноши старческие слова  твои.  Твоя  "Одиссея"  принесет  много  общего
добра, это тебе предрекаю. Она возвратит к свежести  современного  человека,
усталого от беспорядка жизни и мыслей; она обновит в глазах его много  того,
что брошено им, как  ветхое  и  ненужное  для  быта;  она  возвратит  его  к
простоте. Но не меньше добра, если еще не  больше,  принесут  те  труды,  на
которые навел тебя сам бог и которые ты держишь покуда разумно под спудом. В
них окажется также потребность общая. Не смущайся же и твердо гляди  вперед!
Да не испугает тебя никакая нестройность того, что бы ты ни  встретил.  Есть
примиритель всего внутри самой земли нашей,  который  покуда  еще  не  всеми
видим, - наша церковь. Уже готовится она вдруг вступить в полные права  свои
и засиять светом на всю землю. В ней заключено  все,  что  нужно  для  жизни
истинно русской, во всех  ее  отношениях,  начиная  от  государственного  до
простого семейственного, всему настрой, всему направление, всему законная  и
верная дорога. По мне, безумна и мысль ввести  какое-нибудь  нововведенье  в
Россию, минуя нашу церковь, не испросив у нее на  то  благословенья.  Нелепо
даже и к мыслям нашим прививать какие бы то ни было европейские идеи, покуда
не окрестит их она светом Христовым. Увидишь, как это вдруг  и  в  твоих  же
глазах будет признано всеми в России, как верующими, так и неверующими,  как
вдруг выступит всеми узнанная наша церковь. Была на то воля промысла,  чтобы
непостижимая слепота пала на глаза многих. Когда  разбираю  пристально  нить
событий мира, вижу всю мудрость  божью,  попустившую  временному  разделенью
церквей, повелевшую одной стоять неподвижно и  как  бы  вдали  от  людей,  а
другой - волноваться вместе с людьми; одной - не принимать  в  себя  никаких
нововведений, кроме тех, которые были внесены святыми людьми  лучших  времен
христианства и первоначальными отцами церкви, другой - меняясь и  применяясь
ко  всем  обстоятельствам  временя,  духу  и  привычек  людей,  вносить  все
нововведения, сделанные даже порочными  несвятыми  епископами;  одной  -  на
время как бы умереть для мира, другой - на время как бы овладеть всем миром;
одной  -  подобно  скромной  Марии,  отложивши  все  попеченья   о   земном,
поместиться у ног самого господа, затем, чтобы лучше наслушаться  слов  его,
прежде чем применять и передавать их людям, другой же -  подобно  заботливой
хозяйке Марфе, гостеприимно хлопотать  около  людей,  передавая  им  еще  не
взвешенные всем разумом слова господни. Благую часть избрала первая, что так
долго прислушивалась к словам господа, вынося упреки  недальновидной  сестры
своей, которая уже  было  осмелилась  называть  ее  мертвым  трупом  и  даже
заблудшей и отступившей от господа. Не  легко  применить  слово  Христово  к
людям, и следовало ей прежде сильно проникнуться  им  самой.  Зато  в  нашей
церкви сохранилось все, что нужно для ныне просыпающегося  общества.  В  ней
кормило и руль наступающему новому порядку вещей, и чем больше вхожу  в  нее
сердцем,  умом  и  помышленьем,  тем  больше  изумляюсь  чудной  возможности
примирения тех противуречий, которых не в  силах  примирить  теперь  церковь
западная. Западная церковь  была  еще  достаточна  для  прежнего  несложного
порядка, еще могла кое-как управлять миром и мирить его со  Христом  во  имя
одностороннего  и  неполного  развития  человечества.   Теперь   же,   когда
человечество стало достигать развития полнейшего во  всех  своих  силах,  во
всех свойствах, как хороших, так и дурных, она  его  только  отталкивает  от
Христа: чем больше хлопочет о примирении, тем больше вносит  раздор,  будучи
не в силах осветить узким светом своим всякий нынешний предмет со  всех  его
сторон. Все сознаются в том, что  этим  самым  введеньем  в  себя  множества
постановлений человеческих, сделанных  такими  епископами,  которые  еще  не
достигнули святостью жизни своей до  полной  и  многосторонней  христианской
мудрости, она сузила взгляд свой на жизнь и мир и  не  может  обхватить  их.
Полный и всесторонний взгляд на жизнь  остался  на  ее  восточной  половине,
видимо сбереженной для позднейшего и полнейшего образования человека. В  ней
простор не только душе и сердцу человека, но и разуму, во всех его верховных
силах; в ней дорога и путь, как устремить все в человеке  в  один  согласный
гимн верховному существу. Друг, не смущайся ничем! Если бы  седмерицею  крат
были запутанней нынешние обстоятельства -  все  примирит  и  распутает  наша
церковь. Уже каким-то неведомым чутьем даже наши светские люди,  толкающиеся
среди нас, начинают  слышать,  что  есть  какое-то  сокровище,  от  которого
спасенье, - которое среди нас и которого не видим. Блеснет сокровище,  и  на
всем отсветится блеск его. И время уже недалеко.  Мы  повторяем  теперь  еще
бессмысленно слово "просвещение". Даже  и  не  задумались  над  тем,  откуда
пришло это слово и что оно значит. Слова этого нет ни на  каком  языке,  оно
только у нас. Просветить не значит научить, или наставить,  или  образовать,
или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его  силах,
а не в одном уме, пронести всю природу  его  сквозь  какой-то  очистительный
огонь. Слово это взято из нашей церкви, которая уже  почти  тысячу  лет  его
произносит, несмотря  на  все  мраки  и  невежественные  тьмы,  отовсюду  ее
окружавшие, и знает, зачем произносит.  Недаром  архиерей,  в  торжественном
служении своем, подъемля в обеих руках  и  троесвещник,  знаменующий  троицу
бога, и двусвещник, знаменующий его  сходившее  на  землю  слово  в  двойном
естестве его, и божеском и человеческом, всех ими освещает, произнося: "Свет
Христов освещает  всех!"  Недаром  также  в  другом  месте  служенья  гремят
отрывочно, как бы с неба, вслух всем слова: "Свет просвещенья!" -и ничего  к
ним не прибавляется больше.
     1846